ВЕНЕЦИЯ И ОТТОМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ

Отношения Венеции и Оттоманской империи часто представляются непрерывным конфликтом, где республика Венеция символизирует флагшток христианства.

В комедии Cortigiana, один из героев, слуга, с энтузиазмом воспевает Венецию, встречу с художниками, скульпторами, а также актерами, которые сопровождали Луиджи Каорлини в Стамбул. Версия пьесы была поставлена в Венеции в 1534 году. Для публики того времени, ссылки автора были очевидными, так как в городе были артисты, которые стали известны тем, что за два года до этого, смогли привезти ценой финансовых и личных рисков целое сокровище из драгоценных предметов во двор наиболее грозного из врагов Венеции, Великого Турка. Авантюра увенчалась успехом, но предприятие, которое было предпринято несколькими годами позже, стало катастрофой для Луиджи Каорлини. Эти события хорошо показывают двоякие отношения Венецианцев с Великим Турком; он представлял собой одновременно опасность и источник доходов. Эта картина отразилась в гравюре Николо Нелли от 1457 года, которая представляет Оттомана как цветущего мужчину, но если повернуть ее на 120 градусов – дьявольского демона.
Отношения Венеции и Оттоманской империи часто представляются непрерывным конфликтом, где республика Венеция символизирует флагшток христианства. Если два года после падения Константинополя (1453) были отмечены большими войнами и периодическими стычками между двумя мощными противниками, то также были и долгие периоды мирной торговли, хотя и при натянутых отношениях. В течение трех четвертей века, от битвы при Зонхио в 1499 и битвой Лепанте в 1571 г., венецианцы были вынуждены признавать морскую гегемонию Оттоманской империи на Средиземном море, главенство, которое подтверждалось победой турков в битве при Превеса в 1538 году. Они подбивали даже турецкие силы, чтобы войти в Италию после битвы при Агнадел в 1509 году, в ходе которой Венеция была приглашена принять участие в коалиции, которая собрала все большие европейские державы, включая Святую Империю. Венецианская знать не хвалилась этим приглашением, но обозреватели Габсбургов, в их письмах Карлу 5 обвиняли в 1526 году венецианцев в подстрекательстве оттоманов завоевать Италию, такими ожесточенными были их отношения со Святой Империей. На следующий год посол Габсбургов в Венеции посчитал, что момент настал нанести удар нации, которая была «постоянной угрозой для Турков».
По случаю, венецианцы не колебались представить свои поздравления, — по меньшей мере, скромные, когда султан одержал победу, и сопротивлялись давлению вступить в анти-турецкую коалицию. Венеция присоединилась к Святой Лиге в 1571 году и победа при Лепанте была получена как основной переворот, который преобразовался в раскрытие триумфаторского образа города Дожей. Однако потеря Кипра вернула венецианцев к реальности. В 1573 году, они вели унизительные переговоры с оттоманами, которые обозначают начало нового периода в 70 лет полностью мирного сосуществования. Венецианские власти имели, конечно, интерес, показывать свою оппозицию, но требования политики и коммерции требовали установить хорошие торговые и дипломатические отношения. У народа и у патрициев возвышение Оттоманской империи вызывало страх и враждебность.

Читайте блог на эту тематику: история Дании

Опубликовано 05 Фев 2009в 15:43. В рубриках: Венеция и Оттоманская империя. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.