ВЕНЕЦИЯ И БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Отношения Венеции с Ближним Востоком были скорее прагматичными: эти отношения открывают одновременно сноровку правящей элиты Венеции в ведении политических дел и ее цинизм при защите интересов венецианцев. Благодаря этим качествам такой город как Венеция, у которого практически не было владений на внутренних землях до XV века, сумел развить преуспевающую экономику и сыграть основную политическую роль в мире в течение многих веков, сохраняя свою независимость в течение более тысячелетия, вплоть до современности.
Эта сноровка и двусмысленность дел позволили Венеции стать самым уважаемым политическим и торговым партнером на Ближнем Востоке. Город был вынужден поддерживать хорошие дипломатические отношения с мусульманским миром, в частности с мамлюками и оттоманами, одновременно выступая в роли защитника христианства в Европе, откуда она черпала другую половину своих ресурсов. В настоящее время настаивают роли присоединения Венеции к различным святым лигам, которые создавались для борьбы с неверными в ходе веков и войн с Великим Турком. Но в реальности, периоды мира были намного длиннее войн, договоры возобновлялись после прихода к власти нового правителя, дипломаты по-прежнему оставались на постах, даже в периоды обострения отношений, а коммерческие отношения практически никогда не прерывались.
Венеция отличалась от всех других держав Европы, так как она имела постоянное дипломатическое представительство и венецианских купцов в основных городах Ближнего Востока. Светлейшая Республика в свою очередь часто принимала на своей земле посланников мамлюков и оттоманов. Венецианцы следовательно имели глубоки знания об обычаях, религии, философии, науке и технике, и, что нас более всего интересует в рамках выставки, искусств мусульманского Востока. Поэтому нам кажется неправильным, и в любом случае, двусмысленным, говорить о «востоконаправленном» любопытстве венецианцев по отношению к оттоманам с XV и XVI веков, или видеть в постоянном присутствии мамлюков и оттоманов в религиозной живописи и украшениях фасадов венецианцев аллегорию страха, который вызывал мусульманский враг после падения Константинополя.

Первая половина IX века дает предпосылки сложным отношениям, которые будут связывать Венецию с Востоком более тысячи лет, хоругвь святого Марка и его лев, которыми венецианцы потрясали каждый раз, когда хотели показать свое религиозное рвение; единичные стычки с мусульманскими властями на берегах Средиземного моря (в то время, новая династия Аглабидов в Тунисе отправилась завоевывать Сицилию, тогда как Венеция еще находилась под византийским влиянием); приезд первых посланников в большие торговые города Ближнего Востока; наконец постоянное пребывание венецианских купцов, которые, с этого времени, постоянно жили в Александрии, что объясняет легкость, с которой Боно и Рустико смогли покинуть город, увозя с собой мощи.

Читайте блог на эту тематику: история Дании

Опубликовано 05 Фев 2009в 14:53. В рубриках: Венеция и Ислам. Взаимоотношения. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.